воскресенье, 15 августа 2010 г.

Обитаемый остров: Странник - Максим (чего не показали в фильме)

Собственно это финал Обитаемого острова А. и Б. Стругацких (книга). Бондарчук не стал включать многие монологи, а закончил фильм слюнявым хеппи-эндом.
Сегодня мне Максим напоминает всех этих "революционеров" со взором горящим, вообще говоря если говорить о реальной жизни, то это чем то мне напомнило беседу Путина и Шевчука. Если применительно к книге, то как вы догадались Странник - Путин, Максим - Шевчук. Я на стороне Странника, причем давно еще, в конце 90х когда читал книгу, и не знал человека по фамилии Путин. Но я понимал, что разрушать как Максим всегда легче чем потом созидать Страннику.




Автомобиль  дернулся,
в нем что-то завизжало, треснуло, но  он  уже  катился  по  шоссе,  нелепо
вихляясь, дребезжа незакрывающимися дверцами и громко стреляя глушителем.
     - Что вы теперь намерены делать? - спросил Странник.
     - Погодите... - попросил Максим. - Скажите хоть, кто вы такой?
     - Я -  работник  Галактической  безопасности,  -  сказал  Странник  с
горечью. - Я сижу здесь уже пять лет. Мы готовим спасение этой  несчастной
планеты. Тщательно, бережно, с учетом всех  возможных  последствий.  Всех,
понимаете?.. А вот кто вы такой? Кто вы такой, что лезете не в свое  дело,
путаете нам карты, взрываете, стреляете, - кто вы такой?
     - Я не знал... - произнес Максим упавшим голосом. - Откуда  мне  было
знать?..
     - Да, конечно, вы ничего не знали. Но вы же знали, что самодеятельное
вмешательство запрещено, вы же работник ГСП...  Должны  были  знать...  На
Земле мать по нему с ума сходит... Девицы  какие-то  звонят  непрерывно...
отец работу забросил... Что вы намеревались делать дальше?
     - Я намеревался застрелить вас, - сказал Максим.
     - Что-о-о?
     Машина вильнула.
     - Да, - покорно сказал Максим. - А что мне было делать? Мне  сказали,
что вы здесь главный негодяй, и... - он усмехнулся, -  и  в  это  нетрудно
было поверить...
     Странник искоса глядел на него круглым зеленым глазом.
     - Ну, ладно. А дальше?
     - А дальше должна начаться революция.
     - Чего это ради?
     - Но Центр-то ведь разрушен, излучения больше нет...
     - Ну и что же?
     - Теперь они сразу поймут, что их угнетают, что жизнь у них  дрянная,
и поднимутся...
     - Куда они поднимутся? - сказал Странник печально. - Кто  поднимется?
Неизвестные Отцы живут и здравствуют,  Гвардия  цела  и  невредима,  армия
отмобилизована, в стране военное положение... На что вы рассчитывали?
     Максим  опустил  голову.  Можно  было  бы,  конечно,  изложить  этому
печальному чудовищу свои планы, перспективы и прочее, но  что  толку,  раз
ничего не готово, раз все так получилось...
     - Рассчитывать они будут сами, - он показал через плечо на  Вепря.  -
Вот этот человек, например, пусть рассчитывает... Мое дело было - дать  им
возможность рассчитывать.
     - Ваше дело... - пробормотал Странник. - Ваше дело было  -  сидеть  в
уголке и ждать, пока я вас поймаю...
     - Да, наверное, - сказал Максим. - В следующий раз я буду иметь это в
виду...
     - Сегодня же отправитесь на Землю, - жестко сказал Странник.
     - И не подумаю, - возразил Максим.
     -  Сегодня  вы  отправитесь  на  Землю!  -  повысив  голос,  повторил
Странник. - На этой планете у меня хватает забот и без вас. Забирайте свою
Раду и отправляйтесь...
     - Рада у вас? - быстро спросил Максим.
     - Да. Давно у меня. Жива и здорова, не беспокойтесь.
     - За Раду - спасибо, - сказал Максим. - Большое спасибо...
     Машина въехала в город. На главной  улице  гудела,  дымила  и  чадила
чудовищная пробка. Странник свернул в проулок и поехал трущобами. Тут  все
было мертво. На углах столбом, руки за спиной,  лицо  под  боевой  каской,
торчали чины военной полиции. Да, здесь на события  отреагировали  быстро.
Общая тревога, и все на местах. как только очнулись  от  депрессии.  Может
быть, не надо было сразу взрывать, может быть, надо  было  действовать  по
плану прокурора?.. Нет, нет, массаракш! Пусть все идет, как идет. Пусть он
мне не выговаривает зря. Пусть они сами разберутся, что к чему,  они  ведь
обязательно разберутся, как только у них прояснится в  голове...  Странник
снова вывернул на главную магистраль.  Вепрь  деликатно  похлопал  его  по
плечу стволом пистолете.
     - Будьте добры, высадите меня. Вот здесь. Вон, где люди стоят...
     Возле газетного киоска, засунув руки глубоко в карманы длинных  серых
плащей, стояли люди - человек пять, а кроме них  на  тротуарах  никого  не
было,  очевидно,  депрессионный  удар  сильно  напугал  жителей,   и   они
попрятались, кто куда.
     - А что вы намерены делать? - спросил Странник, замедляя ход.
     - Дышать свежим воздухом, - ответил  Вепрь.  -  Сегодня  на  редкость
славная погода...
     - Это  наш  человек,  -  сказал   ему   Максим.   (Странник   страшно
осклабился.) - При нем можно говорить все.
     Автомобиль остановился у обочины. Люди в плащах зашли за киоск. Видно
было, как они выглядывают оттуда.
     - Наш? - переспросил Вепрь. - Чей это - наш?
     Максим в затруднении поглядел  на  Странника.  Странник  и  не  думал
помогать ему.
     - Впрочем, ладно, - сказал Вепрь. - Вам я верю.  Мы  сейчас  займемся
штабом. Я полагаю, что начинать нужно со штаба. Там есть люди - вы знаете,
о ком я говорю, - которых надо убрать, пока они не оседлали движение...
     - Правильная мысль... - пробурчал вдруг Странник. - Между  прочим,  я
вас, кажется, узнаю. Вы - Тик Феску, по кличке Вепрь. Так?
     - Совершенно верно, - вежливо сказал Вепрь. Потом он сказал  Максиму:
- А вы займитесь Отцами. Это трудное дело, но оно как раз для вас. Где вас
искать?
     - Погодите, Вепрь,  -  сказал  Максим.  -  Я  чуть  не  забыл.  Через
несколько часов вся страна на много суток свалится от лучевого  голодания.
Все будут абсолютно беспомощны...
     - Все? - с сомнением спросил Вепрь.
     -  Все,  кроме  выродков.  Это  время,  эти  несколько  суток,  нужно
использовать...
     Вепрь подумал, подняв брови.
     - Что ж, прекрасно, - сказал он. - Если это правда... Впрочем,  мы-то
будем заниматься как раз выродками. Но я буду иметь это в  виду.  Так  где
вас искать?
     Максим не успел ответить.
     - По прежнему телефону, - сказал Странник. - И на  прежнем  месте.  И
вот что. Создавайте свой комитет, раз уж так получилось.  Восстанавливайте
ту же организацию, что была при империи. Кое-кто из ваших людей работает у
меня в институте... Массаракш! - прошипел он вдруг. - Ни времени  нет,  ни
людей нужных под руками нет... Черт бы вас подрал, Мак!
     - Самое главное, - сказал Вепрь, положив руку Максиму на плечо, - это
что нет больше Центра. Вы молодец, Мак. Спасибо... -  Он  стиснул  Максиму
плечо и неловко, цепляясь протезом,  полез  из  машины.  Потом  его  вдруг
прорвало. - Господи, - произнес он,  стоя  рядом  с  машиной  с  закрытыми
глазами. - Неужели его на самом деле больше нет? Это же... Это...
     - Закройте дверь, - сказал Странник. - Покрепче, покрепче...
     Автомобиль с места рванулся вперед.  Максим  оглянулся.  Вепрь  стоял
посреди кучки людей в серых плащах и что-то говорил,  размахивая  здоровой
рукой. Люди стояли неподвижно. Они еще не поняли. Или не верили.
     Улица была пуста. Вдоль тротуаров катили навстречу  бронетранспортеры
с гвардейцами, а далеко впереди, там, где был поворот к  департаменту  уже
стояли поперек дороги машины и перебегали фигурки  в  черном.  И  вдруг  в
колонне бронетранспортеров объявились до тошноты  знакомая  ярко-оранжевая
патрульная машина с длинной телескопической антенной.
     - Массаракш... - пробормотал Максим. - Я совсем забыл про эти штуки!
     - Ты многое забыл, - проворчал Странник. - Ты забыл  про  передвижные
излучатели, ты забыл про Островную Империю, ты забыл про экономику... Тебе
известно, что  в  стране  инфляция?..  Тебе  вообще  известно,  что  такое
инфляция? Тебе известно, что надвигается голод, что земля не родит?.. Тебе
известно, что мы не успели создать здесь  ни  запасов  хлеба,  ни  запасов
медикаментов? Ты  знаешь,  что  это  твое  лучевое  голодание  в  двадцати
процентах случаев приводит к шизофрении? А? -  Он  вытер  ладонью  могучий
залысый лоб. - Нам нужны  врачи...  двенадцать  тысяч  врачей.  Нам  нужны
белковые  синтезаторы.  Нам  необходимо  дезактивировать   сто   миллионов
гектаров зараженной почвы - для начала. Нам  нужно  остановить  вырождение
биосферы... Массаракш, нам нужен хотя бы  один  землянин  на  Островах,  в
адмиралтействе этого мерзавца... Никто не может там удержаться,  никто  из
наших  не  может  хотя  бы  вернуться  и  рассказать   толком,   что   там
происходит...
     Максим  молчал.  Они  подъехали  к  машинам,  загораживающим  проезд,
темнолицый коренастый офицер, странно-знакомо отмахивая рукой,  подошел  к
ним и каркающим голосом потребовал документы. Странник зло  и  нетерпеливо
сунул ему под нос блестящий жетон. Офицер угрюмо откозырял и  взглянул  на
Максима. Это был господин ротмистр... нет - теперь  уже  бригадир  Гвардии
Чачу. Глаза его расширились.
     - Этот человек с вами, ваше превосходительство? - спросил он.
     - Да. Немедленно прикажите пропустить меня.
     - Прошу прощения, ваше превосходительство, но этот человек...
     - Немедленно пропустить! - гаркнул Странник.
     Бригадир Чачу угрюмо козырнул, повернулся и махнул солдатам. Один  из
грузовиков отъехал, и Странник бросил машину в открывшийся проход.
     - Вот так-то, - проговорил он. - Они готовы, они всегда были  готовы.
А ты думал - раз-два  и  все...  Пристрелить  Странника,  повесить  Отцов,
разогнать трусов и фашистов в штабе - и конец революции...
     - Я никогда так не думал, - сказал Максим. Он чувствовал  себя  очень
несчастным, раздавленным, беспомощным, безнадежно глупым.
     Странник покосился на него, кривовато усмехнулся.
     - Ну, ладно, ладно, - сказал он. - Я просто зол.  Не  на  тебя  -  на
себя. Это я отвечаю за все, что здесь происходит, и это моя вина, что  так
получилось. Я просто не поспевал за тобой...  -  Он  снова  усмехнулся.  -
Быстрые вы, однако, там ребята - в ГСП...
     - Нет, - сказал Максим. - Вы не казнитесь так. Я ведь  не  казнюсь...
Простите, как вас зовут?
     - Зовите меня Рудольф.
     - Да... Я вот не  казнюсь,  Рудольф.  И  не  собираюсь.  Я  собираюсь
работать. Делать революцию.
     - Собирайся лучше домой, - сказал Странник.
     - Я дома, - сказал Максим нетерпеливо. - Не будем об  этом  больше...
Меня интересуют передвижные излучатели. Что с ними делать?
     - С ними ничего не надо делать, - ответил Странник. - Подумай  лучше,
что делать с инфляцией...
     - Я спрашиваю про излучатели, - сказал Максим.
     Странник вздохнул.
     - Они работают от аккумуляторов, - сказал он. - И зарядить  их  можно
только у меня в институте. Через трое суток они  сдохнут..  Но  вот  через
месяц должно начаться вторжение. Обычно нам удается  сбивать  субмарины  с
курса, так что до побережья доходят только единицы. Но  на  этот  раз  они
готовят армаду... Я рассчитывал на депрессионное излучение,  а  теперь  их
придется просто топить...  -  Он  помолчал.  -  Значит,  ты  -  дома.  Ну,
предположим... И чем же ты конкретно намерен теперь заниматься?
     Они подъезжали к Департаменту. Тяжелые ворота были закрыты наглухо, в
каменной ограде чернели амбразуры, которых Максим раньше никогда не видел.
Департамент стал похож на крепость, готовую к бою.  А  около  павильончика
стояли трое, и рыжая борода Зефа горела в зелени, как экзотический цветок.
     - Не знаю, - сказал Максим. - Я буду  делать  то,  что  мне  прикажут
знающие люди. Если понадобится, я займусь инфляцией. Если придется, я буду
топить субмарины... Но свою главную задачу я  знаю  твердо:  пока  я  жив,
никому здесь не удастся построить еще один Центр. Даже  с  самыми  лучшими
намерениями...
     Странник промолчал. Ворота были  уже  совсем  близко.  Зеф  продрался
через живую изгородь и вышел на дорогу. Через плечо у него висел  автомат,
и было издали видно, что он зол, ничего не понимает и сейчас со  страшными
проклятиями потребует  объяснений,  почему  его,  массаракш,  оторвали  от
работы, задурили  ему  голову  Странником  и  заставляют,  как  мальчишку,
торчать здесь среди цветочков уже второй час подряд.
 
1968 г. 

Комментариев нет: